Школа при Институте Богословия и Философии

296-63-17
Санкт-Петербург
ул. Антоновская 16/6
в здании СОШ 531

mail@philoscola.ru

Александр Рязанцев

Two dead boys

Стихотворный турнир

William Blake
"The Fly"

Стихотворный турнир

На холмах Цюриха...

Никита Артемов

Эпиграммы

Участники Гостевой книги

Cтихи, написанные просто так сегодня утром на евангелическом факультете кантона Берн

Никита Артемов

О скитаниях творческих...

рецензия Александра Рязанцева

Рецензия на спектакль Александра Пронина

Вика Брятова

О скитаниях творческих...

Здравия всем, кто решил прочитать эти строки, написанные под впечатлением от спектакля нами горячо любимого Александра Пронина!

Во-первых... Приятно. Приятно, что люди, покинувшие нашу школу, не забывают свою альма-матер, и запрыгивают периодически в ее лоно. Пусть и не на долго, пусть минут на пять, но они возвращаются в эту прекрасную атмосферу творчества мысли. А если эти люди еще и продолжают какую-то деятельность здесь, так это же просто прекрасно, а если вдруг они приводят сюда каких-то новых личностей, так это заслуживает всех и всяческих похвал!

Во-вторых... Эти, ушедшие из школярской, но никак не из творческой жизни школы, люди, вырываются из цепких лапок проблем существования в современном Большом Мире, и являют нам вместе со своими друзьями, результаты своих творческих движений. И каким бы ни был результат (а он, как правило, не ниже вышестатистического), мне это нравится.

В этот раз, нашему лупообразному вниманию был представлен спектакль "О скитаниях вечных и о Земле" по одноименному произведению Рэя Брэдбери.

Нам рассказали о том, как писатель (которого играет Роман Винников), чувствует приближение смерти и вдруг отправляется в будущее (то ли вправду, то ли в своем воспаленном воображении - на усмотрение зрителя). Его выдергивают за пять минут до ухода в иной мир, и предлагают написать лучшую книгу в его жизни. Там - в будущем - уже все есть: межпланетные корабли, идеальная медицина (которая его и спасает от смерти), огромные мегаполисы, идеальное общество... Но вот беда. Не осталось там ни одного человека, который смог бы описать все это. Исчезли все "рыцари Пера и Чернильницы", человечество стандартизировалось до невозможности. И вот один из тех, кто все же пытается писать, но у которого тоже ничего не получается - Генри Уильям Филд (в исполнении Александра Пронина) - на свои деньги спонсирует создание машины времени, чтобы перенести в свое время Томаса Вулфа, писателя, который, как ему кажется, лучше всех сможет описать те свершения, которых достигли наука, политика, медицина и т.д. Томаса привозят из прошлого и он начинает эту книгу Обо всем. Когда же книга написана, ее автора надо опять закинуть в прошлое, чтобы ничего не изменилось в настоящем, но для этого нужно снова заразить болезнью, и, по сути, отправить на смерть. Многим не понравился этот момент, то, как он сценически воплощен, но мне как раз больше всего была приятна та простота, с которой актеры прожили это. А потом - смерть Вулфа, где исполнители меняются местами. Рома уходит, как Том, который то ли приснился, то ли остался в будущем, а его место занимает новый Том (Андрей Курдин, который до этого читал слова Автора), Том умирающий, и боящийся умереть, но знающий (или твердо мечтающий?), что когда-нибудь свет увидит его новая книга - "О скитаниях вечных и о Земле"... Красивое произведение, с оттенком грусти, надежды и мечты (и неважно сбывшейся или нет)Е

К сожалению, произведения я не читал и сейчас сгораю от мук совести, но погодите забрасывать помидорами... ну хотя бы до конца статьи... В сценарии были сохранены слова автора, наверняка, не выброшен был почти ни один из диалогов главных героев из Брэдбери, сохранено звучание авторского слога Томаса Вулфа (в вставках из его настоящих произведений)... Но с этим связана и одна из главных претензий к спектаклю - излишнее желание сохранить максимум от автора (авторов). И это также главная причина просьбы "о незабрасывании меня помидорами за непрочтение оригинала". По-моему, понятно нежелание сценаристов "ломать" такого знаменитого автора, как Рэй Брэдбери. Однако, из-за этого теряется динамика происходящего на сцене. Теряется линия собственно создателей спектакля. И самим актерам-сценаристам трудно, и зрителям трудно... Может быть, следовало добавить от себя что-то, что-то срезать. Очень много диалогов пустых, необязательных. Масса текста, которая разукрашивает, расцвечивает письменную речь, но будучи произнесенной вслух, теряет значимость, интересность. Мне кажется, что задача человека, ставящего что-то на сцене - как раз переработать эти бесконечные авторские ремарки-загогулины, пропустить их через свое ощущение, которое появляется после прочтения произведения, показав нечто новое, что, возможно, даже сам автор не заметил. Он ведь художник, а не мыслитель. Отражая действительность (пусть в проекции, как у Брэдбери), он - зеркало, отражает то, что видит и чувствует в данный момент. А вот КАК он видит - должен разобраться аналитик произведения. Просто читатель, философ, режиссер, актер... Только задачи у них разные. Если просто читатель анализирует текст только для себя, пропуская в свою очередь сквозь свое видение действительности этот текст, то все остальные должны не просто создать этот калейдоскоп видения автора + восприятия их видения, но и показать эту солянку зрителю, у которого, в свою очередь, есть свое представление об окружающем нас мире, которое надо учесть. Да так, чтобы все вместе образовало такое светопреставление, и так, чтобы когда зритель пришел на спектакль, что-то вошло в него такое, чтобы после этой постановки он ощутил все вместе в стройном, красивом, правильном ряду, и что-то с ним произошло, что-то стало лучше. Уф! Ну и загнул... Так вот, представление-видение автора понятно, также приятно, что принят в расчет зритель - абсолютно шикарная подборка музыки, и замечательное световое оформление (все это лежало на плечах Максима Бякина). Здесь нареканий нет. Испытал истинное наслаждение от музыки Pink Floyd, Freddie Mercury, Rainbow... А если еще учесть, что это все очень подходило к общему настроению и стилистике спектакля, то просто снимаю шляпу!

Еще потрясающее ощущение производили листы бумаги на полу. Эти беспорядочно разбросанные, чем-то исписанные бумажки, символизировали ту самую Книгу, которая будет написана в Будущем, и которая стряхнет с людей пыль бесталанного прогресса где-то там, за сотни лет от настоящего времени...

Да и вообще атмосфера была выполнена на высшем уровне. И этот полумрак, освещаемый какими-то фонарями будущего высотой до потолка, на фоне которых мечутся главные герои, создает впечатление сюрреалистичности и мистико-завораживающести происходящего...

И пусть где-то что-то не получилось, пусть текст не оформлен в драматургические рамки, что немного мешает воспринимать происходящее, однако... Текст выучен. Актеры понимают, что говорят. Атмосфера создана. И я поздравляю всех, кто работал над созданием этого спектакля. С премьерой!

С пожеланием творческих успехов актерам, с уважением к зрителям того спектакля, и к читателям этого текста, Александр Рязанцев.

296-63-17
Санкт-Петербург
ул. Антоновская 16/6
в здании СОШ 531
mail@philoscola.ru