Школа при Институте Богословия и Философии

296-63-17
Санкт-Петербург
ул. Антоновская 16/6
в здании СОШ 531

mail@philoscola.ru

Ирина Анатольевна Шин

Культурология

Петр Александрович Сапронов

Введение в историю искусства

Михаил Константинович Иванов

Философская Антропология

Сергей Исаевич Левин

География

Борис Лаврентьевич Гусаков

Английский язык

Ирина Анатольевна Шин

Английский язык

Любого можно научить разговаривать на иностранном языке, используя всевозможные методические приемы или трюки (я не оговорилась, именно любого, если только он не глухонемой, и учитель обладает крепким здоровьем). Правда, для этого надо потрудиться. И вот учитель, «отличник труда», так трудится над учениками, чтобы сделать из них «отличников учебы», что ему уже ни белый свет не мил, ни ученики — ведь скоро экзамен, выпускной или вступительный, олимпиада или еще какое-нибудь показательное выступление, а «номер» еще сырой. И так из года в год он занят усердным трудом и горд необыкновенно. Горд и ученик. Впрочем, гордиться есть чем. По крайней мере, так говорят все вокруг.

Но разве обязан учитель натаскивать ученика к успешной сдаче очередного экзамена, скажем, в высшее учебное заведение? Разве это не забота самого ученика? Не ставим ли мы, таким образом, ученика в стесненное положение, когда он только и должен, что исполнять инструкции своего учителя и угадывать требования надвигающегося грозного и неизвестного экзаменатора? Довольно зыбко: всем не угодишь. Но этого ожидают родители, школьное начальство и вслед за ними ученики. Сама по себе такая задача может быть почетна и полезна (т.е. обретается почет и извлекается польза). Но не сводятся ли в таком случае отношения между учителем и учеником к тягостному сведению счетов по типу приходно-расходной книги? Иначе как объяснить их, и учителей, и школьников, страхи перед такими экзаменами и томительные ожидания каникул или очередных праздников, как будто нет в их жизни ничего более опасного, чем экзамен, или более интересного, чем праздники?

Ученик, разумеется, должен овладеть основами иностранного языка. Забота учителя — объяснить и постоянно напоминать и себе, и ему, что, вступая в такую серьезную игру, как общение, следует играть по правилам, и что нарушать возможно, даже иногда необходимо, но только надо уметь объяснять свои действия, и в первую очередь самому себе.

И тут возникает более важный вопрос, который постоянно задаешь себе самой: «Могу ли я надеяться, что наша встреча не случайна?». Очень хочется верить, что это так. И я продолжаю ходить в школу, с сомнениями и надеждой. Умею ли я передать им то, в чем уверилась сама: моя встреча с друзьями-коллегами состоялась, и хочу, чтобы она состоялась и у наших учеников. Я завидую ученикам: к ним неизменно приходят и говорят им о слове, мертвом и живом, о странах, о человеке, его масках и его пробуждении. И, в конечном итоге, говорят о себе, а значит и о них, иначе говоря, о нас всех. Кто мы и зачем мы встречаемся?

И если слышу пусть даже едва уловимый отзвук тех бесед, я угадываю знакомые голоса и убеждаюсь, что мы вместе и что теперь все остальное для учеников в моем предмете должно быть совсем несложно, делом чистой техники. Было бы желание… А потом пусть поступают, как им заблагорассудится: от работы англо-говорящим секретарем до чтения Вильяма, так сказать, Шекспира, «в оригинале».

Наконец, я подошла, пожалуй, к самому трудному для себя в своем занятии. Как потревожить ученика, погруженного в сон, чтобы пробудить в нем то самое желание? Да и стоит ли это делать? Быть может, он видит дивные сны и что ему до какого-то там урока английского языка?

Но не слишком ли много вопросов? Я об этом подумаю…

296-63-17
Санкт-Петербург
ул. Антоновская 16/6
в здании СОШ 531
mail@philoscola.ru